11:29 

Как выжить в компании Взятых?

Рита_Скиттер
У Добра преострые клыки и очень много яду. Зло оно как-то душевнее... (с)
Автор: Рита_Скиттер
Основные персонажи: Костоправ, Хромой, Душелов, Меняющий Облик
Рейтинг: планируется R
Жанры: Джен, юмор
Размер: Миди
Предупреждение:
Публикации на других ресурсах:
Саммари: как провести разведку в компании троих Взятых и при этом выжить?
Примечание: фик незакончен и, поскольку на фб мы не пошли, он перекочевывает сюда в надежде, что пинки братьев помогут Костоправу все-таки пережить это путешествие

Костоправ покачивался в седле, отчаянно мечтая освоить магические навыки. Если точнее, те, благодаря которым колдуны из слышанных им в детстве сказок могли во мгновение ока переноситься на другой край земли. Сейчас люди с песьими головами и гигантские муравьи не казались ему такими уж чудовищами. А начиналось все просто и буднично – летописца вызвал Капитан.
– Поедешь вперед, нужно разведать обстановку, – начал Капитан, постукивая пальцами по столешнице.
– Почему я? – удивился лекарь, недовольно морщась. Трястись в жестком седле больше необходимого ему не хотелось, к тому же Костоправ достаточно долго прослужил в отряде, чтобы знать – ничем хорошим подобные рейды, как правило, не заканчиваются.
– Потому что это приказ, – внушительно произнес капитан, тыкая пальцем в потолок. – Не переживай, твою задницу будет кому прикрыть, компания подобралась сильная и интересная, как раз в твоем вкусе.
– Ага, – хмыкнул лекарь, закатывая глаза. – Значит, мне опять предстоит растаскивать наших колдунов и следить, чтобы они не поубивали друг друга и окружающих?
– Угадал. Правда, из окружающих будешь только ты. Зато наберешь поистине бесценный материал для Анналов, – ухмыльнулся Капитан самой мерзопакостной из своих ухмылок. С таким выражением лица он, как правило, сообщал клиентам о времени платить по счетам по случаю скоропостижного отбытия Отряда. Стоит ли упоминать, что лишь немногие из этих клиентов доживали до следующего утра? – Тебе выпала неслыханная честь сопровождать Взятых, Костоправ. Так что постарайся выжить.
Летописец замер, чувствуя, как вдоль позвоночника поползла холодная и липкая капля пота, а к горлу подступила тошнота. Взятые и поодиночке были малоприятными соседями, а если их будет несколько…
– Почему я? – выдавил он наконец, отчаянно надеясь, что его голос дрожит не слишком сильно.
– Душелов на этом очень настаивал. – Судя по всему, Капитан получал огромное удовольствие, сообщая лекарю эту новость. – Думаю, он к тебе неравнодушен, так что побереги свой тыл. Подстраховать тебя в случае чего будет некому.
Радостно заржав над собственной шуткой, Капитан уставился на Костоправа:
– Ну, чего встал, как засватанный? Ждешь особого распоряжения? Топай собираться, вы через час выезжаете!
– А мы – это кто? – спросил Костоправ обреченно, понимая, что отделаться от сомнительной чести ему не удастся. Мысленно он уже решил, что больше никогда не вспомнит о командире в Анналах, а после его следующей фразы поклялся себе, что если вернется в Отряд – вымарает все упоминания об этом подлом предателе.
– Душелов, Меняющий Облик и Хромой. – Капитан встал и уперся кулаками в стол. – Подозреваю, что эти трое хотят пошушукаться на досуге и без лишних ушей, а потому сделай одолжение, притворись на время рейда слепоглухонемым. Причем так, чтобы они поверили!
Дверь скрипнула, и по изменившемуся в лице командиру Костоправ понял, что их почтил своим присутствием один из Взятых.
– Так-так-так, – раздался за его спиной вкрадчивый голос, вероятно, принадлежавший Душелову. - Значит вы уже сообщили лекарю о предстоящей прогулке?
Взятый, очевидно, пребывал в приподнятом настроении, во всяком случае, голоса его звучали жизнерадостно, меняясь едва ли не через слово. Костоправ с трудом подавил желание втянуть голову в плечи. В памяти всплыла его последняя встреча с Хромым, когда он вместе с Меняющим Облик сталкивал Взятого в подвал. Лекарь был почти уверен, что Хромой его не видел, но необходимость путешествовать в компании троих Взятых заставляла его раз за разом обливаться холодным потом.
- Костоправ будет готов к отбытию, - выдавил Капитан, звенящим голосом.
- Через час, - мурлыкнул Душелов и положил руку на локоть наемника. - Не забудь прихватить теплое одеяло, лекарь, ночи становятся холодными…
Последние слова были произнесены томным голосом женщины, обещающей мужчине как минимум ночь любви. Хихикнув, Взятый удалился, а Капитан тяжело опустился на стул, утирая дрожащей рукой пот со лба. Костоправ обменялся с командиром долгим взглядом и молча направился к двери, отчаянно надеясь, что со стороны его дрожащие колени не слишком бросаются в глаза.
И вот теперь летописец трясся в седле, отчаянно пытаясь думать о чем-то приятном, однако отвлеченные мысли давались несчастному с трудом. Да и как тут отвлечешься, когда по правую руку от тебя едет Хромой, и все силы уходят на то, чтобы не думать, знает ли он о том, что Костоправ был одним из тех, кто помогал столкнуть его вниз, под завал.
Сзади ехали Душелов и Меняющий. Они оживленно о чем-то говорили, но разобрать даже часть беседы не удавалось. Единственное, что долетало до слуха лекаря - лопотание Меняющего да визгливое хихиканье, которое с равным успехом могло принадлежать и определенной категории мужчин, и стареющей шлюхе.
- Нам нужно взять правее, - донесся сзади чей-то зычный голос. На этот раз Душелов предпочел мужской раскатистый тембр, который отлично звучал бы на плацу. - Там, в паре миль от опушке есть отличная поляна для привала.
- Подумать только, какая осведомленность о здешних полянах! - проворчал Хромой зло, но тем не менее покорно повернул коня в указанном направлении.
- В отличие от некоторых, я полагаюсь не только на магию, а потому не считаю изучение местности занятием, принижающим мое достоинство, - мурлыкнул Душелов, переходя на ехидное контральто.
Хромой обернулся, и Костоправу почудилось, что воздух между Взятыми зазвенел от напряжения. Он подобрал удила и чуть пришпорил собственную лошадь. Кобыла, которая тоже не пылала любовью к Взятым, с готовностью перешла на бодрую рысь. Пару мгновений лекарь слышал только перестук конских копыт, затем раздался голос Хромого, поведавшего окружающим о близости и экзотичности его отношений с Душеловом, его родней до четвертого колена и форлаваками.
Меняющему речь, судя по всему, пришлась по душе - он зашелся булькающим смехом, а Душелов только пришпорил коня, поравнявшись с Костоправом.
- Хромой всегда был душой общества, - хмыкнул он, ни к кому не обращаясь. - Особенно в борделях и казармах.
- Кажется, мы на месте, - выдавил из себя Костоправ, останавливая свою кобылу у края довольно просторной поляны, окруженной густым кустарником.
- О, да, это она! Здесь так уютно и… уединенно, что некоторые наши спутники кажутся лишними, не находишь, лекарь? - Эту тираду Душелов произнес на одном дыхании грудным женским голосом,
Костоправ находил. Ему вообще казалось, что лучше всего поляна подходит для него одного. Взятые на ней омрачали пейзаж.
- Ты слишком категоричен, лекарь, уверяю тебя, что некоторые Взятые могут быть отличными спутниками. - Душелов, успевший привязать своего коня, подхватил ведро и котелок. - Здесь недалеко был ручей, - пояснил он спутникам и удалился, насвистывая что-то в высшей степени легкомысленное.
Костоправ, оглянувшись на подъехавших Хромого и Меняющего, принялся расчищать место для костра. Спустя минуту рядом с ним пристроился Меняющий, по-хозяйски запустив руки в сумки с провизией. Хромой посмотрел на них, грязно выругался и, схватив меч, удалился в чащу, сопровождаемый хрустом и треском ломающихся веток.
- Он разозлился. Это хорошо, значит принесет много дров, - заметил Меняющий, принюхиваясь к одному из свертков и откладывая его в сторону.
Костоправ поднял голову и замер на месте. Только сейчас он сообразил, что первые лорды Империи занялись бытовыми делами, точно простые солдаты.
- Хромого отправили за дровами? - Душелов возник на поляне совершенно бесшумно, источая вокруг себя острый аромат тины. Он поставил перед Костоправом ведро с котелком и удалился к лошадям, которых следовало расседлать и напоить. Внезапно до лекаря дошло, что готовить пищу предстоит ему. Раз Душелов добровольно решил вопрос с водой и лошадьми, Хромой пошел за хворостом, а Меняющий, рассортировав сумки, каким-то образом умудрился соорудить четыре лежанки и теперь обходил поляну по периметру, что-то бормоча. Судя по всему, накладывал охранные чары.
Сделав выводы, Костоправ задумался, едят ли Взятые в принципе и если да, то что? Судя по объему котелка, принесенного Душеловом, ели Взятые не хуже людей, а то и с куда большим аппетитом. Лекарь повернулся к припасам, рассчитывая, что Меняющий вряд ли стал бы откладывать что-то несъедобное, хотя, кто их, магов, разберет?
У самого кострища красовался внушительный ломоть солонины и полотняный мешочек, в котором оказался горох. Лекарь хмыкнул и почесал в затылке: похлебку из гороха испортить было сложно. Пошарив по сумкам, он разжился крупной луковицей, а вернувшийся к кострищу Меняющий гордо сложил перед Костоправом целую охапку каких-то трав и корешков.
- Оно все съедобное? - осторожно уточнил лекарь, приглядываясь к незнакомым растениям.
- Все! Это - в суп. - Взятый быстро отделил солидную кучку трав. - А это - в чай! В довесок к травам для чая он, порывшись в складках своего необъятного одеяния, извлек горсть каких-то ягод. Пахли они приятно, но Костоправу отчего-то стало не по себе.
Тяжело вздохнув, он сгреб травы и корешки, предназначенные в суп, и побрел к реке. На его счастье, пять лошадей оставили за собой вполне отчетливую тропу, так что спустя два десятка шагов он очутился на берегу небольшой речушки. Кони блаженствовали, стоя по колено в воде, а Душелов лежал под деревом, закинув ногу на ногу.
- А, лекарь, - протянул он, не поворачивая головы. - Соскучился?
Отвечать Костоправ не стал, молча обойдя Взятого по широкой дуге, и, немного отойдя от лошадей, принялся мыть травы и корешки. Летописец робко надеялся, что Взятому будет лень подниматься с облюбованного места, однако Душелов был настроен на беседу, поэтому уже через минуту устроился рядом с Костоправом и принялся чистить корешки.
- Травы Меняющий собирал? - поинтересовался он со знанием дела. Костоправ кивнул, и Душелов удовлетворенно мурлыкнул:
- Значит, съедобные.
- А что, вас можно отравить? - ляпнул лекарь и тут же прикусил язык.
- Не то чтобы отравить… Но доставить несколько неприятных часов вполне. - Душелов вдруг хихикнул. - Вы люди так впечатляетесь нашим могуществом, что даже мысли не допускаете о том, что у нас остаются человеческие чувства и ощущения. С одной стороны, это крайне полезное заблуждение, но иногда оно весьма усложняет жизнь.
Душелов поднялся и, сунув нож за голенище, прямо по воде пошлепал к лошадям.
- Нам пора возвращаться, лекарь. - Он обернулся и приглашающе махнул рукой. - Полагаю, Хромой уже успел вырубить пол-леса и даже разжечь костер.
Когда они вывели коней к поляне костра, Хромого все еще не было. Меняющий помахал им рукой и обернулся на треск в другой стороне. Казалось, что к лагерю движется как минимум стая диких кабанов. Однако спустя минуту на поляне появился Хромой. Вернее, Костоправ предположил, что вот этот лесной житель должен быть Взятым, судя по тому, что заляпанный кровью костюм был когда-то коричневым. Наверное.
Хромой волок за два ствола волокуши, сооруженные, судя по всему, из сухостоя. Внушительная гора хвороста была увенчана… Костоправ присмотрелся и нервно хихикнул. Или это был Душелов? Не мог же он, в самом деле, издать настолько визгливый звук? Или мог? Во всяком случае, теперь летописца терзало любопытство, каким образом Взятый убил этого кабана, о матерости которого свидетельствовали огромные загнутые клыки, торчащие из пасти.
- Похоже, ты несколько преувеличил наши возможности, Хромой. - Душелов приблизился к валежнику и принялся разглядывать добычу. - К тому же такой матерый кабан наверняка и запах имеет соответствующий…
- Зато он большой и съедобный! - отрезал Хромой и, ухватив добычу за ногу, оттащил ее в сторону, чтобы разделать.
Разложив костер, Костоправ полез в карман за огнивом, но Меняющий крякнул, ткнул посохом в хворост, и в обильно смоченных кабаньей кровью ветках затрещал огонь.
- Да, жаль, что твоей сообразительности хватило только на то, чтоб зарубить кабана, но не на то, что бы выпустить из него кровь подальше от хвороста. - Даже не видя лица Душелова за морионом, Костоправ готов был поклясться, что лицо Взятого исказила брезгливая гримаса.
Лекарь молча повесил над костром котел и щедрой рукой всыпал в него весь имевшийся горох. Туда же покрошил корешки и принялся помешивать, чуть ежась от замерших за спиной Меняющего и Душелова. Скосив глаза, лекарь успел углядеть удивленно-заинтересованное выражение лица Меняющего, точно наемник делал что-то в высшей степени оригинальное. Решив не обращать на зрителей внимание, тем более что вряд ли кто-то из них часто утруждал себя готовкой, Костоправ принялся кромсать солонину. Бросив мясо в котел, он поворошил костер и уселся в ожидании мига, когда горох станет мягким.
Похлебка мирно булькала, и распространяющийся по поляне запах отварной солонины смешивался с резкой вонью кабаньей требухи. В конце концов терпение Душелова лопнуло, и он резко выкрикнул что-то, что очевидно было заклинанием, указывая рукой в сторону свиных внутренностей. Потянуло гарью, вскочил грязно бранясь Хромой, отшвыривая от себя тлеющую тушу и поднимая руки над головой. Костоправ зачаровано смотрел, как Взятый, точно танцор, тянется вверх, но в следующую секунду зрелище испортил Меняющий - он схватил лекаря за шкирку и бесцеремонно потащил в сторону ближайших кустов.
- Супу еще долго вариться, а они тебя убьют под горячую руку. - Костоправу подумалось, что этот Взятый считает его идиотом. Во всяком случае, изъяснялся он с ним исключительно короткими и доходчивыми предложениями.
- А почему мы не можем остаться? - спросил наконец Костоправ, кое-как поспевая за Взятым.
- Один из них проиграет. Они не любят, когда их проигрыш кто-то видит. Лучше нам посидеть в сторонке.
Приведя лекаря на берег речки, Меняющий суетливо засеменил обратно и вернулся назад с лошадьми. Судя по всему, решил летописец, свидетельств своего позора Взятые не прощали даже животным. Наконец, убедившись, что все пребывает в необходимом ему порядке, Меняющий уселся рядом с Костоправом и извлек из недр своей хламиды фляжку. Сделал долгий глоток и протянул емкость лекарю.
Костоправ подозрительно принюхался, отпил и закашлялся. Пойло, которое предпочитал Меняющий, по крепости и забористости превзошло знаменитую самогонку отрядных колдунов, а уж это пойло казалось Костоправу жидким огнем. Взятый одобрительно хмыкнул, хлопнул лекаря по спине и снова сунул ему флягу. Второй раз жидкость проглотилась куда легче, и на языке летописца завертелись вопросы.
Отчего-то Меняющего Костоправ опасался куда меньше остальных Взятых, а приложившись к фляге в третий раз, он решил, что ничего страшного не произойдет, если он все-таки вывалит все накопившиеся вопросы.
- Почему они сцепились? - начал Костоправ, с преувеличенным безразличием глядя на реку.
- Делят, - ответил Меняющий, снова приложился к фляжке и довольно рыгнул.
- Делят? Но что? - Тут лекарь не выдержал и во все глаза уставился на Взятого.
- Власть, влияние, могущество, любовь. - Меняющий неопределенно пожал плечами. - Они всегда что-то делят и никак не могут поделить. Увлекаются одними людьми, хотят одних полномочий, власти. Душелов получил контроль над Отрядом, Хромой - ревнует.
- Отряд? - Костоправу казалось, что он начинает сходить с ума. Меняющий только вздохнул и посмотрел на него тяжелым осуждающим взглядом.
- Отряд Хромой может себе собрать. Не хуже вашего. Душелов и Хромой борются за внимание одного человека.
- Госпожи? - Костоправ встрепенулся.
- Почти, - прокаркал Меняющий, присасываясь к фляге.
Костоправ умолк, чувствуя, что спросил что-то не то. Но скоро заговорил Меняющий:
- Хромой и Душелов ближе остальных к людям. Эмоциональные. Вспыльчивые. - Он покосился на лекаря. - Им нравятся смертные, влекут их. Но и делиться они не умеют. Слишком разные и чересчур одинаковые.
Костоправ молча взял протянутую ему флягу и принялся пить, чувствуя, что окончательно запутался.
- Хромой ведь опаснее Душелова? - спросил он, оглядываясь в сторону поляны.
- Хромой нетерпеливее, потому ошибается и злится. А Душелов умеет затаиться и дождаться нужного момента.
- А ты? - Где-то на задворках мозга мелькнула мысль о том, что протрезвев, он захочет утопиться от своей отчаянной наглости, но остановиться Костоправ уже не мог.
- Я другой. Совсем. Не такой, как она. - Меняющий шумно вздохнул и потянул носом воздух.
- Не такой, как кто? - Меняющий снова бросил на Костоправа недоумевающий взгляд.
- Кажется, суп горит, лекарь. - Он быстро двинулся к поляне, но у самых кустов замер, заставив спутника пригнуться. - Сиди здесь. Когда все закончится, тихо иди за лошадьми, а потом возвращайся как ни в чем ни бывало.
С этими словами Меняющий выскочил на поляну прямо перед Душеловом и Хромым, которые успели выжечь вокруг себя солидный круг земли. Одежда Взятых превратилась в лохмотья. За столбами пыли и золы Костоправ никак не мог рассмотреть, идет ли у Взятых кровь, отчего-то этот вопрос его сильно волновал. Внезапно Меняющий вскинул посох к небесам, и на дуэлянтов пролился компактный, но мощный ливень. Хромой и Душелов с бранью отскочили в стороны, а Костоправ, вспомнив наставления Взятого, резво двинулся к речке. Но не успел он собрать коней, как на берегу появились груженые багажом Взятые.
- Поляны больше нет! - сообщил Душелов жизнерадостно, водружая в песок котел. - Так что будем ночевать здесь!
Вещи свалили под каким-то деревом и принялись за гороховый суп. Вернее, благодаря колдунам в котле оказалась густая гороховая каша с характерным привкусом золы и похрустывающим на зубах песком.
Ели молча. Душелов отойдя в сторону и усевшись спиной к спутникам, Хромой - с раздраженным сопением, жадно поглощал пищу, время от времени бросая на лекаря злые взгляды. Меняющий, в несколько взмахов ложкой управился со своей порцией и теперь перебирал что-то в складках своего необъятного одеяния, лопоча под нос нечто невразумительное и время от времени поглядывая на спутников.
К немалому удивлению Костоправа, кровь у Взятых все таки была. Во всяком случае, кружащие здесь комары уделяли Хромому и Меняющему не меньше внимания, чем самому лекарю. Душелов, надежно укрытый от посягательств насекомых своим костюмом только посмеивался, наблюдая, как Хромой хлещет себя по щекам, а Меняющий Облик воинственно отмахивается от мошкары посохом.
Тяжело вздохнув, Костоправ поднялся и, мысленно послав Капитану еще с десяток проклятий, побрел к уничтоженной поляне. Хвороста там оставалось в избытке, правда, изрядно отсыревшего, но при наличии в компании аж трех колдунов разжечь его труда не составит, зато дыма будет достаточно для того, чтобы отогнать комаров от стоянки. Лекарь остервенело почесал распухший от укусов нос и, грязно ругаясь, потащил остатки волокуш к ручью.
- О, летописец, ты снова решил попытать счастья на кулинарном поприще? - Душелов оживленно приподнялся вытягивая шею. - Жаль, что отведать кабанятины нам уже не удастся…
Хромой недовольно заворчал, как поднятый из берлоги медведь и, резко вскочив, направился куда-то в сторону краснеющего предзакатного солнца. Душелов довольно хихикнул и подсел к Костоправу, дружески привалившись к замершему в ужасе лекарю плечом.
- Похоже, Хромой решил продемонстрировать нам кто в этом отряде главный добытчик. - Протянул он капризным женским голосом, упершись локтем в бедро Костоправа. - Возможно, пока мы ждем очередную порцию дичи сомнительного качества ты расскажешь нам одну из своих историй, летописец?
Рассказать Костоправ не мог ничего. Его горло сдавил спазм, совсем как в тот раз, когда Гоблин, в шутку, пристроил на его груди гадюку. Правда, гадюка оказалась всего лишь иллюзией, а вот Взятый был самым настоящим и, судя по всему, не собирался предоставить несчастному перепуганному человеку ни сантиметра личного пространста.
- Не хочешь? - Голос теперь был почти детским, звонким и разочарованным. - Жаль, неужели в твоему арсенале нет ни одной увлекательной истории?
- Я расскажу вам историю, - Меняющий вклинился в монолог Душелова так внезапно, что вздрогнули и Костоправ, с которого мигом слетело оцепенение, и сам Взятый, на секунду отстранившийся, но тут же снова удобно устроившийся на земле, используя бедра лекаря в качестве подушки и всем своим видом демонстрируя готовность слушать. - Когда-то очень давно в Империи появились двое Взятых. Они были сильны и могущественны, однако, Властелин допустил ошибку при взятии, а возможно, решил провести эксперимент… в итоге, эти двое здорово отличались от своих собратьев тем, что куда больше прочих походили на простых смертных. При желании, сбросив костюмы и маски, они могли стать неотличимыми от мужчин и женщин живущих во дворцах и трущобах.
Голос Меняющего звучал плавно, приобретя интонации старика-сказителя, истории которого Костоправ слушал когда-то давно, почти в прошлой жизни.
Поначалу оба Взятых казались нерушимым тандемом: сильные, голодные, обласканные Властелином, тянущиеся друг к другу благодаря своей схожести, они, казались началом новой мощной и прекрасной силы, которая могла стать ступенькой к новому Золотому веку, если бы не ревность. Хромой очень скоро стал фаворитом Госпожи. Так же, как в свое время она уничтожила всех соперниц на пути к брачному ложу Властелина, точно также теперь Взятый был связан по рукам и ногам бесчисленными поручениями своей повелительницы, подавляющее большинство которых завершалось в ее покоях.
Душелов ревновал. Потом ревность сменила тупая всепоглощающая ярость, требующая хоть какого-то выхода и единственным способом унять ее Взятый видел убийство Хромого.

@темы: фанфик, Хромой, Меняющий Облик, Костоправ (Ворчун, Каркун, Старик), Душелов, Взятые

Комментарии
2016-06-01 в 11:37 

Хранитель Анналов
Чужаки на равнине, Костоправ
Не читал, но одобряю!
Прочитаю - одобрю еще раз :gigi:

URL
2016-06-01 в 11:47 

imirel
Time to get funky
Держись, Костоправ :D *тоненько хихикнул*

2016-06-23 в 14:21 

imirel
Time to get funky
Не, ну а прода-то? Будет?

   

Миры Глена Кука

главная